Я зову ее птичка-невеличка. Женя говорит, что птички так не пукают.

Мы называем ее шаурмой... Бедная девочка, она действительно похожа на шаурму, когда я ее пеленаю.

...и сеньором-помидором. Потому что она действительно похожа на него, когда ест...

Не сложно догадаться, что шаурма и сеньор-помидор - это фантазия моего мужа.



Маленькая, беззащитная, но в то же время сильная, напористая, с невообразимо серьезным, осознанным взглядом.

Люблю безумно. С каждым днем больше.

Смотрю на нее, спящую на груди и хочется плакать. У меня есть дочь. У меня. Есть. Дочь. Дочь...

Она выпячивает нижнюю губу, когда ей что-то не нравится и улыбается во сне. Не любит, когда Женя трогает ее за нос. Начинает водить глазами в разные стороны и затихает, когда происходит что-либо для нее непонятное и новое. Как и полагается всем детям, любит спать на руках. Вообще любит руки. Не узнает никого, кроме титьки. Ну или узнает, но пока предательски молчит. Жду не дождусь, когда она в первый раз осознанно улыбнется...

Как же хочется дать ей все самое лучшее и вырастить человеком. Быть справедливой мамой сейчас и другом в будущем. Дай Бог, чтобы у меня все получилось.